Твори себя и мир адекватно природе вещей!

Локтев "ИРИСЫ" * Меню

САМ
(бесконечно недописанное письмо к понимающим)


О человек, помогай себе сам!

(Бетховен)


1

Приветствую всех понимающих. Ловлю себя на мысли, что хочу написать нечто существенное по формату, то есть – книгу.


2

О чём? Конкретной темы нет, да мне это и не так важно. Книга должна быть обо всём и ни о чём, о бытии, если угодно. Но всё же, преимущественно, – о будущем.


3

Книга эта должна быть как бы без начала и без конца, как некий поток сознания, который будет продолжаться до тех пор, пока либо не надоест, либо не помешают жизненные обстоятельства.


4

А зачем, собственно, писать её? Что, больше заняться нечем? Странный вопрос, однако. Каждый ведь чем-то в жизни занимается, а мне вот нравится что-либо писать. Даже если это и графомания, она ведь никому не вредит, не так ли? Желаю и вам заниматься в жизни тем, что вам нравится, и при этом никому не вредит.


5

А насколько удачным получится этот «поток»? О, это – не самое главное в нём, главное – чтобы он имел место быть, и всё, поэтому – как уж выйдет.


6

С приходом в мир интернета каждый, в принципе, имеет возможность стать писателем, т. е. – начать заселять бытие своими словесами. Теперь, в сущности, так и происходит. Суммарное количество авторов на всевозможных сайтах прозы и поэзии, в блогах и т. п. давно это подтверждает. Какая-то всеобщая озабоченность желанием непременно высказаться, и мало кого заботит качество собственных высказываний. Хм, а разве это же самое не относится и ко мне? О чём пишу, не знаю, качество изложения – не первостепенно. Тем не менее, надеюсь, что нет – поскольку при этом качество самих суждений по ходу этого «потока» для меня весьма значимо.


7

Название сего текста – совершенно условно. Повторюсь, главное – сам процесс размышления и фиксация тех или иных его моментов. Продолжительность процесса здесь не важна, название зафиксированного – тем более. Для себя я могу это название рассматривать и как аббревиатуру, которая претенциозно расшифровывается как Система Адекватной Мыследеятельности.


8

Это – никак не художественное изложение чего-либо, а, скорее, – что-то типа дневниковых записей, поэтому логично, что без тех или иных «привязок» к собственному бытию я не обойдусь. Постараюсь, однако, чтобы текст не был оными перегружен. По крайней мере, у меня нет задачи акцентировать здесь внимание на собственной персоне.


9

Данный «репортаж» имеет ту особенность, что делается он если и не «с петлёй на шее», то – с «неплохой» вероятностью такую петлю заиметь, – привязалась чёртова онкология. Именно эти обстоятельства я, в первую очередь, и имел в виду, когда говорил в начале о возможности прекращения в неопределённом будущем сего повествования.


10

Сейчас – начало второй декады февраля. Уже третью неделю, как нахожусь в Крыму, в Новом Свете – райское место. В другие времена года я здесь уже был и – не раз, теперь «закрыл» и зиму. Много хожу (в сопровождении хозяйской собаки) по горным тропинкам, дышу сосновым и можжевеловым воздухом, учу отдыхать свою нервную систему. Один раз, дабы «отметиться», искупался – занял этот «процесс» не более пяти секунд. А сегодня, о чудо, нашёл в скалах одиноко цветущий оранжевато-жёлтый крокус. В марте их тут видимо-невидимо, но чтобы в это время… Естественно, сфотографировал. Вообще местную природу и, в частности, сосны снимаю безмерно много. Через три дня уеду домой и осяду на своей подмосковной даче.


11

Ох, как я был неправ насчёт здешних крокусов. Когда пошёл в другом направлении, в сторону Весёлого, обнаружил, что местами, на хорошо прогреваемых склонах, их цвело уже достаточно много. Вот не знал, что их время наступает в Крыму столь рано – зима всё-таки (всего несколько дней назад закончился примерно недельный период с температурой от -5 до -8). В таком случае, в районе крымских субтропиков (примерно от Алушты до Ласпи) они, по идее, должны зацветать ещё раньше.


12

Вовремя я, однако, уехал из Крыма – за пару дней до начала «украинского сумасшествия». Понятно, «нарыв» там зрел давно, и, сколько проблему ни игнорируй, она, рано или поздно, всё равно даст о себе знать. В данном случае, проблема состоит в существенном отличии самоидентификации основной массы населения юго-востока Украины от таковой на остальной её части, и к Крыму это относится прежде всего. На полуострове основная масса населения – русскоговорящая и ассоциирующая себя с Россией, да и в России большинство не приветствует незаконный хрущёвский подарок 60-летней давности. Видимо, теперь настало время исправления этой ошибки. Последуют ли за Крымом ещё какие-либо из восьми областей региона, кто знает – разумеется, это решать им самим. В принципе, юго-восток (и даже – с участием Приднестровья) может образовать новое государство с условным названием «Малороссия». И дело здесь вовсе не в действиях нынешнего российского режима (они могли бы быть и какими-то иными) – об этих персонажах и говорить-то тошно – а в желании и стремлении самих жителей юго-восточного региона. И не стоит, в этой связи, приписывать мне имперские взгляды, т. к. моя позиция касается и России (как и любой другой страны тоже): хочет, например, кто-то на Кавказе (или в любом другом регионе России) отделиться и жить самостоятельно, – на здоровье. Надо в таких случаях не препятствовать проведению местных референдумов и следовать волеизъявлению граждан – это позволит решать подобные вопросы цивилизованно и освободит мир от ненужных конфликтов, как части пережитков прошлого.


13

Сей «поток сознания», увы, не удаётся «подпитывать» постоянно – всё время отвлекают те или иные дела или заботы, – поэтому писать приходится урывками. Надеюсь всё же постепенно свести мешающие обстоятельства к минимуму и, как мне представляется, двигаюсь именно в этом направлении. Находясь в социуме, конечно, никак невозможно быть свободным от тех или иных отвлечений от пребывания наедине с собственным «я», для этого, видимо, надо быть кем-то типа схимника, что в мои планы совершенно не входит. Тем не менее, лозунг «ничего лишнего!» я для себя никогда не отменял, и здесь ещё много есть над чем работать.


14

Обладание индивида раковой «болячкой» добавляет в его бытие такую пикантную особенность, как достаточно высокая вероятность того, что его обозримое будущее имеет весьма ограниченные пределы. В связи с этим, перед носителем подобной «заразы» нередко и совершенно логично возникает развилка: то ли, в основном, сосредоточиться на лечении, отодвинув на «лучшее будущее» свои основные дела и планы, то ли пытаться их, по возможности, реализовывать, «пока не поздно», а лечением заниматься «по остаточному принципу». Можно, правда, пытаться совмещать оба пути, но тогда есть риск получить в результате «ни два, ни полтора». Планы, конечно, пришлось существенно пересмотреть, но направлять течение жизни в русло первого варианта у меня совершенно душа не лежит, поэтому и появляются, в частности, данные записки.


15

Если индивид способен размышлять на мировоззренческие темы, он, как правило, и не может этого не делать. В разной степени, конечно, не может. Кто-то размышляет о познании и бытии эпизодически, а для кого-то это является его экзистенцией. Один это делает исключительно для себя любимого, ради собственной пользы, в чём бы она ни состояла, другой – в расчёте на общечеловеческую оптимизацию, для блага всего социума, как он это благо понимает. Разумеется, «среднестатистического стороннего наблюдателя» гораздо больше интересует второй случай, как – касающийся всех и каждого, а не только конкретного имярека. История человечества накопила уже столько подобного рода доктрин и рекомендаций, что можно утонуть только в одном их перечислении, и, естественно (а иначе и быть не может), работа мысли в данном направлении продолжается и, безусловно, будет продолжаться. Понятно, что раз я об этом упоминаю, мне данная тематика также небезынтересна. Как же всё-таки выбраться из этого «омута ясности» человеческого сознания? На что последнему следует опираться в поисках этой «неуловимой» глобальной истины?


16

Думаю, не помешает для начала констатировать две очевидные вещи. Во-первых, любые бытийно-эпистемологические рассуждения – теории, доктрины, заповеди, гипотезы и т. д. и т. п. – есть продукт человеческого сознания, и это верно и в том случае, если этот продукт позиционируют в качестве навеянного «свыше». Т. е. рассматривая или сравнивая между собой какие бы то ни было из этих продуктов, никогда не стоит забывать об их обусловленности породившим их сознанием. Во-вторых, любой автор такого рода продукта (конечно, - не только такого), несомненно, претендует на разумность им сказанного – было бы странно, если бы это было не так, и какой-то автор утверждал бы, что он несёт околесицу, и что сказанное им есть абракадабра. Претензия на разумность есть единственное, что, помимо тематики, связывает всё множество столь разных текстов данной области между собой. Следовательно, именно разум и только он, а не что-то (или кто-то) ещё, может быть высшим судьёй при оценке любого подобного текста. Здесь, понятно, возникает очередной естественный вопрос: «А что же считать разумом?»


17

Надо отдавать себе отчёт в том, что, будучи продуктами индивидуального сознания, любые определения, поскольку они при этом претендуют на всеобщность в той или иной области мыследеятельности, всегда являются, в большей или меньшей степени, конвенциональными. Поэтому, пытаясь давать какое-либо определение (в мировоззренческой сфере – тем более), всегда уместно помнить, как минимум, шпенглеровское «для других людей – другие истины». Тем не менее, без стремления к нахождению «идеальных» определений человечеству всё равно не обойтись (вспоминаем декартово «определяйте значения слов и вы избавите мир от половины его заблуждений») – без этого невозможно достижение максимального взаимопонимания в любом из возможных социумов, а любой автор непременно претендует на понимание (как и на принятие) его взглядов со стороны других. Какое же именно понимание (и определение) разума следует, на мой взгляд, считать «наименьшим из зол»?


18

Для ответа на этот вопрос необходимо внимательно посмотреть на историю человечества и спросить себя, а каков же вектор развития последнего. Очевидно, что, при всех локальных, как временных, так и пространственных, перипетиях, этот вектор имеет направление от разобщённости к единению, от спорадичности к целостности, от хаоса к порядку, от неосознанности к осознанию – это неоспоримый факт, и надо иметь весьма слабые мозги, чтобы этого не замечать. Так вот я полагаю, что быть разумным – это чётко осознавать направление данного эволюционного вектора и стараться строить свою мыследеятельность в полном соответствии с ним. Напротив, мыслить и действовать в противоход вектору эволюции столь же неразумно, как и плевать против ветра. Однако признание подобных фактов не научает ещё, само по себе, различать, что в каждом конкретном случае и насколько соответствует эволюционному процессу, а что ему, в той или иной степени, противоречит. Здесь, в первую очередь, интересно нахождение критериев для подобного различения.


19

Итак, в качестве ориентира, «эталона» для сравнения с ним любых наших проявлений мы имеем такие характеристики, как единение, целостность, порядок, осознание и им подобные. В связи с этим, совершенно логичным выглядит вывод о том, что в качестве критерия истинности любых наших индивидуальных, субъективных суждений также следует рассматривать лишь нечто всеобщее и объективное, т. е., – принципиально доступное подтверждению любым заинтересованным «независимым экспертом». Всё, что, по разным причинам, не проходило пока такой проверки, может спокойно себе существовать в качестве гипотез, но объективно не может пока выдаваться за объективную истину. Находящимся в постоянной динамике множеством «природно-объективного» может ведать только та область человеческой мыследеятельности, которую принято называть научным знанием. Последнему в процессе своего развития и совершенствования нередко приходится и несколько корректировать само себя и даже исправлять собственные ошибки, однако это также является свидетельством установки данной сферы коллективного человеческого бытия на непременную объективность. Кроме того, при всех возможных временных недочётах и упущениях, присущих научному знанию, никаких иных критериев объективного сопоставления идей, позиций, точек зрения, касающихся познания мира, у человечества просто нет.


20

Справедливо может быть высказано сомнение, что в сфере идеологии, политики, этики и т. п. невозможно проводить какие-либо измерения и, т. о., – ставить научные эксперименты, что-либо объективно подтверждающие или опровергающие. Что же нас ожидает, в таком случае, в данных областях приложения сознания и реальной жизни – тупик коллективного разума, бесконечное «новгородское вече»? Социальной объективности не может быть, в принципе? Полагаю, что это не так. Во-первых, строго говоря, применение научного подхода невозможно здесь только на сегодняшний день, и не факт, что оно будет невозможно и завтра или послезавтра. Во-вторых, если иметь в виду упомянутый выше «эталон», то оценка любой мировоззренческой позиции по данному критерию представляется всегда возможной. Конечно, границы социальной объективности в том или ином конкретном случае, в определённой степени, более вероятностны, нежели таковые в случаях, имеющих дело с «природной» объективностью, и мы при исследовании любых «неизмеряемых» феноменов, видимо, должны говорить не о «точечной адекватности», а только – о некоем «поле адекватности», однако, наличие вполне определённого эволюционного вектора, а также – означенного критерия разумности не делает определение границ упомянутого поля принципиально не решаемой задачей.


21

Сделаю несколько шагов назад и коснусь отдельно того иногда встречающегося случая, когда тот или иной индивид, выдавая миру некий продукт своего сознания, заявляет, что ни на какую разумность он при этом специально не претендует, а просто является передатчиком того, что ему «надиктовано» «высшими силами», «голосами» и т. п. Данное заявление может быть как обманом (и на нём тогда даже не стоит останавливаться), так и отражением некоего реально существующего феномена. Последнее, в первую очередь, относится к случаям «работы» т. н. медиумов. Задачей любого разумного сознания является не отрицание данного явления (его фактологичность неоднократно подтверждена), а нахождение адекватной ему интерпретации, и в этом вопросе некоторые фантазии оказываются никак не менее абсурдными, чем само упомянутое отрицание. Для всякого, не желающего «плевать против ветра», очевидно, что, во-первых, данный феномен сегодня не может быть рационально объяснён, и поэтому надо не «гадать на кофейной гуще» и не делать на его счёт ни откуда не следующих выводов, а – продолжать его изучение, а, во-вторых, – что он есть разновидность сугубо личного опыта, т. е., – нечто, не имеющее (по крайней мере, на нынешнем этапе развития человечества) никакой возможности быть переданным кому бы то ни было другому. Т. о., следует, не отмахиваясь от явления и не сочиняя ничего на его счёт, спокойно выводить его пока за скобки конструктивного общечеловеческого бытия и спокойно и дальше исследовать, как, собственно, и любой ещё не познанный феномен. Ещё раз подчеркну, что, в соответствии с ориентацией разума на эволюционный вектор, никакой личный опыт, пока он остаётся таковым, по определению, не может считаться достоверным знанием.


22

Основываясь на означенном выше критерии разумности человеческих суждений и действий, можно, естественно, с большим или меньшим успехом (помним о поле адекватности) все их и оценивать. Количество всевозможных человеческих суждений и действий (и уже имевших место и ещё только «ожидаемых») немыслимо огромно и «бесконечней любой бесконечности», поэтому – неподвластно оценке никакого индивидуального сознания. К счастью, последнему этим заниматься нет необходимости – ему достаточно оценивать только то, что, так или иначе, его касается или его интересует, а общая картина будет являться своеобразным наложением подобных индивидуальных оценок. Пока таковые, в разной степени, далеки от разумных, картина остаётся «смазанной», что пока, увы, и имеет место в современном мире. Однако обнаруженный человечеством строго направленный эволюционный вектор постепенно будет делать её всё более и более чёткой, а как индивидуальное, так и всеобщее человеческое бытие – всё более осмысленным, последовательным и эффективным. Поскольку я руководствуюсь именно обозначенным мной ранее критерием разумности, а ни каким другим, данный текст является (в его оценочной компоненте) попыткой оценки чего бы то ни было именно с этих (эволюционной адекватности) и только с этих позиций.


23

Среди всего многообразия неабстрактных мировоззренческих вопросов, так или иначе интересующих человечество, вероятно, особенно значимым и наиболее часто возникающим является вопрос о будущем. Технический прогресс – это, конечно, замечательно и необходимо, но здесь речь не о нём, поскольку он всегда – только некий «фон» как для индивидуального, так и для общесоциумного бытия. Главный же вопрос о будущем – это вопрос об оптимальных качествах и характеристиках касательно и любой личности и социума в целом. Этот важнейший пласт человеческого бытия занимал «мыслящие головы», что называется, во все века, свидетельством чему являются многочисленные в его истории варианты религий, светских этических систем, т. н. социальных утопий, сводов законов и уложений, моральных кодексов и правил чести и т. д. и т. п. К совокупности авторов всей этой огромной массы подобного рода воззрений вполне можно применить пословицу о том, что «каждый кулик своё болото хвалит». Если начинать все эти системы сравнивать между собой, то становится очевидным, что либо в них разная аксиоматика, либо – различное понимание и использование многих терминов, либо и то и другое вместе. Разумеется, сии «авгиевы конюшни» нуждаются в основательной расчистке.


24

С аксиоматикой – легче. Чтобы понять, какой «кулик» ближе к истине, нужен критерий сравнения их «болот». Выше он уже был обозначен: это – эволюционная адекватность. Поскольку нас интересует оптимизация не в какой-либо вымышленной жизни, а конкретно – в реальной, земной, т. е., – в жизни, меняющейся, развивающейся, эволюционирующей и поддающейся постепенному и познаванию и конструированию, понятно, что никакие «статичные» варианты «раз и навсегда» данных «заповедей и откровений» для этой цели не годятся. В частности, не подходят (несмотря на возможное наличие в них тех или иных рациональных зёрен) те, что ссылаются на принципиально не проверяемое (на т. н. высшие силы). В любой жёсткой системе «данностей» всегда отсутствует обратная связь с действительностью, поэтому никакая из них не вправе претендовать на рассмотрение её в качестве рабочего инструмента личностно-социумной оптимизации. Конкретика подобных систем не имеет сколько-нибудь весомого значения, ибо все они ущербны своим изначальным отрывом от реальности и поэтому – бесперспективностью.


25

С оставшимися, т. е., – с не являющимися заведомо неадекватными вариантами уже можно «работать». Основная трудность данного этапа сравнения – чисто терминологическая. Свойства языка таковы, что мы, вроде бы, заведомо обречены на непонимание друг друга и на разговор «на разных языках» (здесь не лишним будет упомянуть об известном открытии Гёделя). Однако, на самом деле, невозможно не понимание друг друга, а строгое лингвистическое доказательство такого понимания – подобные попытки, как известно, терминологически приводят либо к замкнутому кругу, либо к «уходу в бесконечность». К счастью, в реальной жизни нет нужды (и никому не придёт это в голову) заниматься такими доказательствами, ибо для того или иного совместного продвижения вперёд вполне достаточно обоюдного ощущения понимания касательно как некоего общего объекта рассмотрения, так и суждений друг друга. Единственная немаловажная «деталь» этого вопроса состоит в том, что у совместно обсуждающих что-либо из данной области должна быть априорная внутренняя установка на достижение такого понимания, т. е., – устаковка на объективность и конструктив, а не на главенство задачи самовыражения. В связи с этим, понятно, что не все «податели адекватных рецептов» являются адекватными их (как своих, так и чужих) «оценщиками».


26

И вот только на таких, адекватных в обоих упомянутых выше смыслах, и стоит ориентироваться при реализации задачи продуктивного обсуждения тех или иных личностно-социумных оптимизационных предложений. К мнению всех остальных на этот счёт следует относиться, по сути, лишь немногим серьёзней, чем по пословице «собака лает – ветер носит». Почему так? Возьмите для примера правила и положения любой конкретной области человеческой деятельности и примените к ним вышесказанное. С одной стороны, нигде в упомянутых областях мы не найдём свод этих правил застывшим и неизменным – он всегда, в той или иной степени, видоизменяется согласно текущим как «отраслевым», так и жизненным вообще обстоятельствам – так сказать, обратная связь в действии. С другой, – очевидно, что ни в какой области деятельности не приветствуется, а, наоборот, – осуждается такая вещь, как мошенничество, а что такое (в свете означенного выше критерия разумности) подмена ориентации на объективность и конструктив какими бы то ни было личными мотивами, как не его не всегда идентифицируемая разновидность? Совершенно точно так же и в среде интересующихся социумной оптимизацией следует всегда распознавать и игнорировать любые случаи непорядочности мышления и интеллектуального мошенничества.


27

Человечество уже давно осознало свою «выделенность» из животного мира и – то, что ему следует жить не по «закону джунглей», а как-либо иначе (речь не идёт о тех отдельных, хотя и достаточно пока многочисленных, представителях вида, которые, в сущности, являются говорящими животными), поэтому, естественно, всё большее значение приобретает вопрос эффективности и оптимальности как любого коллективного, так и общечеловеческого бытия. Отсюда и – разнообразные попытки формулировки «золотого правила этики». Последнее, поскольку «все люди – разные», есть ни что иное, как предложение по минимизации возможного совокупного общесоциумного негатива. Поэтому логично, что подобные варианты «правила» начинаются с «не делай», а не с «делай». Однако все они грешат тем, что замыкают этот императив на самого его адресата, т. е., предполагают, что и каждый «автор» того или иного действия и любой из «объектов» его воздействия неким образом тождественны друг другу, что принципиально неверно и поэтому не всегда годится к применению. Кроме того, есть действия априорные и апостериорные, т. е., - невынужденные и вынужденные, что также известными вариантами «правила» не учитывается. Полагаю, что при попытке его формулировании надо не забывать о том, что «всякая истина – конкретна», и не существует единой «заповеди-панацеи» на все случаи жизни. Поэтому более соответствующей положению вещей мне представляется следующий вариант упомянутой минимизации: «Старайся априори не делать другим того, чего они, не переходя в неадекватность, сами себе не желают. Апостериори же старайся действовать адекватно ситуации».


28

Кто-то может сказать, что данная формулировка усложняет суть дела. Однако если и усложняет, то – ненамного, зато – выигрывает в точности, что, на мой взгляд, гораздо важнее. Во-первых, она снимает категоричность известных вариантов, т. е. меняет запрет на приверженность, заповедь – на внутренний ориентир. Во-вторых, она отделяет инициируемые («неспровоцированные») действия от ответных, т. е., в частности, ни от кого не требует «подставлять вторую щёку». В-третьих, она ориентирована на выработку у индивидов такого полезного в социуме качества, как предупредительность, т. е., призывает при взаимодействии с другими учитывать объективное наличие именно их интересов, а не сравнивать их со своими собственными. В то же время, она призывает учитывать у других лишь наличие их интересов, а реальный учёт того или иного интереса должен в каждом конкретном случае, если это возможно, подлежать оценке на адекватность. Например, если имярек не любит, чтобы кто-либо чрезмерно шумел, проходя мимо его дома, это вполне адекватное пожелание, и на него, естественно, следует откликаться позитивно. А вот если он возражает против того, чтобы мимо его дома люди, скажем, ходили в шляпах или, допустим, проезжали на велосипеде, тогда – извините: позитивному отклику подобное не подлежит, ибо оно есть неадекватная субъективная причуда.


29

Понятно, что оттачивание формулировки «золотого правила» не делает его легче применимым в социуме, поскольку любое утверждение нуждается, во-первых, в его понимании, а во-вторых, – в согласии с ним, а и с тем и с другим у современного человечества – большая проблема. Но, может, это – не вчерашняя, сегодняшняя или завтрашняя проблема, а вообще – вечная? Может, отсутствие взаимопонимания и принципиальные межличностные противоречия «неизлечимы» и имманентны природе человека? Может, без них и эволюция нашего вида невозможна? Ответ на эти и им подобные вопросы – однозначно отрицательный. Уже давно очевидно, что изменение природы человека генетическими (в широком смысле слова) методами принципиально возможно и является только делом времени, поэтому нет причин сомневаться в том, что с течением этого самого времени упомянутая природа будет изменена таким образом, чтобы весь межличностный негатив канул в небытие. В пользу подобного развития событий действует и конкретное направление (характер) эволюционного вектора, о чём я ранее уже говорил. К тому же ни для кого не секрет, что «мир» развивается с ускорением, так что ждать перелома ситуации в пользу господства в социуме разума и – конструктива, в частности, осталось сравнительно недолго. Разумеется, успех временных прогнозов касательно чего-либо «сверхмногофакторного» всегда проблематичен, тем не менее, совершенно не исключено, что уже через столетие человечество будет кардинально позитивно отличаться от нынешнего своего варианта.


30

Продекларированный оптимизм, казалось бы, противоречит имеющейся на сегодня картине, когда общая ситуация в мире, вроде бы, только запутывается, если не сказать ухудшается, и это же наблюдается и во многих отдельных сферах общесоциумного бытия. Имеющийся подобного рода негатив всем известен: про плохую экологию не говорит только ленивый, прогнозируются нехватка воды, затопление территорий в результате глобального потепления (альтернативный прогноз – сокращение ареала обитания вследствие глобального похолодания), увеличение из-за всех этих факторов различных международных конфликтов, «триумфальное шествие» разного рода тяжёлых болезней (в частности – онкологии) и т. д. и т. п., и всё это – на фоне продолжающегося роста общей численности населения мира. Кроме этого, данный рост происходит, в основном, за счёт менее цивилизованных народов, за счёт эволюционно арьергардных особей, которые мало о чём помышляют, кроме своего размножения, владения пищей и территорией. Учёные биологи говорят, что размер мозга «среднестатистического» человека давно уже имеет тренд к уменьшению, что, в свете сказанного об эволюционном качестве человеческого «материала», удивления не вызывает. На чём же тогда основан мой оптимизм?


31

Да всё на той же констатации направления вектора эволюции. Жизнь нашего вида – многослойный феномен, и многие процессы в нём могут протекать разнонаправленно, так что, в любом случае, надо пытаться оценивать «общую составляющую» и, что называется, видеть за деревьями лес. Несмотря на весь перечисленный накапливающийся негатив, научно-технический прогресс по-прежнему имеет место быть, и, более того, как и вся наша жизнь, осуществляется с уже отмеченным выше ускорением, так что, в известном смысле, идёт соревнование – кто кого. Любой промежуточный результат этого движения всегда вероятностен, и, в принципе, всё возможно, но, полагаю, вероятность необратимого регресса человечества достаточно мала. Если, скажем, старая (обычная) природа человека исчерпала свои возможности, ничто принципиально не мешает человечеству создать новую, и к этому всё и идёт. Успеет ли оно это сделать до своего саморазрушения – вот о чём можно и нужно беспокоиться. Порождённые человечеством катастрофы разного типа и масштаба ещё, безусловно, будут, однако, даже если разума в общей массе пока и не хватает, инстинкт самосохранения, вообще говоря, никто не «отменял». Несмотря на разные версии конца света, всё же маловероятно, чтобы человечество сподобилось себя каким-либо образом полностью ликвидировать. Что же касается общей деградации, то это, на мой взгляд, ещё менее вероятно. Деградация происходит за счёт арьергарда, а авангард будет продолжать прогрессировать и тянуть на себе весь этот «воз». К тому времени, когда «тянуть» станет уже на пределе сил, во-первых, численность населения мира должна стабилизироваться, и, во-вторых, начнёт меняться человеческая природа. Открывшееся в результате этих изменений «второе дыхание» позволит человечеству выкарабкаться из своих многочисленных пут сегодняшнего дня и освободиться от любого потенциального «балласта» своего бытия. Естественный отбор на этом новом этапе будет действовать таким образом, что носители старой породы постепенно сойдут на нет, а вектор человеческой эволюции, соответственно, сохранит своё имеющееся до сих пор направление.


32

В жизни следует стараться всё делать вовремя. Что это значит – вовремя? Обстоятельства, и наши и общие, как правило, сами, так или иначе, сигнализируют нам о том, успели ли мы в том или ином конкретном вопросе или опоздали. В последнем случае лёгкое сожаление вполне уместно, тогда как «самоедство», безусловно, никому не идёт на пользу. Если же рассматривать свою жизнь, в целом, отнюдь не лишним будет помнить соответствующую мудрую мысль Кьеркегора: «Как ни живи, всё равно пожалеешь». Опять же, лёгкое, «философское» сожаление в данной ситуации совершенно нормально. Данное сожаление, видимо, тем меньше, чем больше конструктивного, эволюционно значимого успел в своей жизни совершить. Общеизвестна мысль, что каждый мужчина должен в своей жизни посадить дерево, построить дом и оставить после себя сына. Вряд ли стоит воспринимать сие буквально и сожалеть, если что-то из этого не осуществилось, – с одной стороны, есть немало иных возможностей обозначить своё достойное прохождение, с другой – означенная «триада», сама по себе, ни о какой достойности ещё не говорит. Что касается меня, то деревьев я посадил немало и всегда делал это с удовольствием. Садовый домик себе построил взамен отжившего свой срок прежнего, но – не сам, а силами приглашённых строителей. Если бы делал сам, провозился бы лет десять, да и качество подобной работы, знаю, никак не гарантировал бы (не говоря уже о том, что сад за это время превратился бы из окультуренного в дикий) – не моё это от природы дело. Что касается третей части фразы, то сыновей у меня – два, но, увы, не могу похвастаться их эволюционной адекватностью, так что о «выполнении плана», в этом смысле, говорить не могу. Однако, повторюсь, не стоит идти дальше констатации тех или иных фактов и сколько-нибудь существенно переживать по их поводу – гораздо важнее стараться направлять на конструктив остающееся тебе жизненное время. Конечно, я, скажем, мог бы сожалеть, что написал не всё, что хотел и мог бы написать. Вот и данные записки, видимо, следовало начать раньше, чем это реально произошло, только и об этом совсем не стоит жалеть – основные вехи своего мировоззрения я уже так или иначе осветил в других своих текстах, и теперь одним больше, одним меньше – не велика разница. А то, что моё желание написать что-то типа книги, скорее всего, не осуществится, меня ни коим образом не гнетёт – мне, для ощущения собственного конструктива вполне достаточно, пока могу, продолжать сажать деревья, кустарники и цветы.


33

Мне думается, вряд ли существуют более интересные размышления, чем размышления о будущем человека и человечества. Конечно, вряд ли возможно стопроцентно точно что-либо конкретно утверждать в данной области, но если подобных утверждений не делать, то в остальном – никому совершенно не возбраняется сколько угодно фантазировать в конструктивном русле, т. е., – в рамках известного нам и означенного выше направления эволюционного вектора. Однако, прежде, чем пытаться конструировать желаемое и логично ожидаемое (в данном случае это – одно и то же) будущее, стоит внимательно посмотреть на порождённое «изначальной» природой человека нынешнее состояние человечества и, так сказать, зафиксировать его местонахождение.


34

Если смотреть, действительно, внимательно, то можно, с огромным, естественно, сожалением, констатировать, что сегодняшнее «усреднённое» человечество качественно мало чем отличается от своих непосредственных человекоподобных предшественников. Конечно, оно, в основной своей массе, в состоянии осваивать новые технологии, те или иные технические изобретения и всякие прочие «гаджеты прогресса», однако сущностно это вряд ли отличается от овладения теми или иными процедурами обезьянами и, само по себе, отнюдь не накапливает в социуме массу адекватности и конструктивности. Человечество по-прежнему продолжает жить в джунглях, хотя конкретика последних и коренным образом изменилась за прошедшие в его истории тысячелетия. Современное «усреднённое говорящее животное» по-прежнему живёт инстинктами добычи пищи, овладения территориями и поиска партнёра для спаривания и ни о чём ином и не помышляет. Оно не понимает, что подобное поведение в социуме есть эволюционный тупик человечества и уже находится у черты своего изживания. Понимает это, видимо (если только я не излишне оптимистичен на этот счёт), лишь пять, от силы – десять, процентов ныне живущих личностей, а ещё процентов 15 – 20, вероятно, способны это смутно ощущать. Первые занимаются реальными поисками выхода из имеющихся «джунглей», вторые, в лучшем случае, готовы за ними следовать при нахождении теми этого выхода. Остальным же, в той или иной степени душевно комфортно и в джунглях, и в дальнейшем движении социума они, увы, в состоянии выполнять только функцию эволюционного балласта. Способ выхода из «джунглей» мной уже назван – совершенствование людьми своей собственной природы на генетическом уровне. Причём это – единственный способ, ибо он работает не на количественный (и, в конце концов – саморазрушительный, т. е., - тупиковый), а на качественный аспект прогресса. Как и что на этом поприще, теоретически, может быть?


35

Вопреки продекларированному ранее намерению не прерываться специально в пополнении данных записей, года полтора, однако, не касался этого текста – пытался лечиться. Успеха в лечении, увы, пока не добился, так что онкология продолжает своё грозное наступление, а для моей «книги» этот период оказался, конечно, потерянным, и вероятность завершения сего сочинительства, таким образом, только уменьшилась.. Тем не менее, за это время у меня, кажется, сложилось достаточно устойчивое мнение касательно того, что и почему может излечить рак, и это мнение, за неимением пока ничего более существенного, здесь и изложу. Среди всех вопросов, касающихся заболевания раком, столкнувшихся с ним или лично или на примере своих близких, вопрос о том, как излечиться, естественно, волнует более всего..Ну или, скажем (если требуется какое-либо определение излечения), волнует вопрос, как сделать так, чтобы избавиться от рака настолько, чтобы причина будущей смерти подвергшегося ему индивида никак не была с ним связана. Если собрать воедино все имевшие место в современной истории человечества случаи такого излечения, то можно увидеть, что оно имело место в результате применения самых разных методов лечения, и количество этих методов «бесконечно» огромно – от способов официальной медицины, через массу альтернатив, и до молитв и заговоров и эффекта плацебо. Почему это именно так, как есть? Почему людям помогают излечиться совершенно разные способы и нет какого-то одного, подходящего всем? Ответ кажется очевидным – всё в живом мире индивидуально (как известно, «что русскому хорошо, то немцу – смерть»). К сожалению, у любого, заболевшего раком, не так много времени на эксперименты, как хотелось бы, но другого пути, как только искать «своё» средство, на сегодняшний день ни у кого, по-видимому, нет. Почему именно на сегодняшний день? Уверен, что в будущем, с развитием генетики (в широком смысле), такое средство будет для каждого случая однозначно подбираться на генетическом уровне. Если быть более точным, в будущем до таких серьёзных заболеваний просто не будет доходить дело – возможность их возникновения будет убираться адекватной индивидуальной профилактикой.


36

Можно ли, однако, заболевшим что-то делать себе в помощь уже сейчас, а не «ждать у моря погоды»? Я имею в виду, можно ли что-то делать, независимо от выбранного варианта или от избранного набора конкретных вариантов? Очевидно, что такие действия возможны только в том случае, если, при всей индивидуальности каждого заболевшего, можно для них всех найти некое начало (принцип), которое, в этом смысле, является для них общим. Думаю также, что такое «начало» реально имеет место быть. Что же может быть общего у упомянутого выше многообразия вариантов излечения? Нередко можно встретить утверждение, что излечиться помогает вера в выбранный метод. Думаю, что это не так: во-первых, многие из таких «верующих», увы, с болезнью не справились, а во-вторых, вера – это всегда ни на чём не основанное выдавание желаемого за действительное. Здесь, скорее, надо говорить о наличии интуитивного ощущения, что именно данный, выбранный тобой метод – «твой». Это приходит (если приходит) как бы на уровне инстинкта. Ещё одно распространённое утверждение состоит в том, что выздоравливает тот, у кого достаточно сильным и «зрячим» оказывается иммунитет. Это, безусловно, справедливо, но не есть тот ответ, который нам нужен, ибо порождает новые вопросы. Раз человек «схватил» онкологию, значит его иммунитет в своё время с этой угрозой не справился, оказался слаб, так почему же теперь иммунитет вдруг усилился, что помогло ему в этом? Причём, речь здесь не о том, что кому конкретно помогло в восстановлении иммунитета (как мы ранее зафиксировали, в подобных вопросах всё индивидуально), а о том, что может быть универсальной причиной рассматриваемого феномена.


37

К сожалению, современное состояние науки, не позволяет с точностью описать механизм, запускающий восстановление иммунитета и, как результат, – процесс излечения, поэтому приходится пока в данном вопросе оперировать достаточно обтекаемыми формулировками. Вспомним, что чаще всего называется в числе причин, ослабляющих иммунитет: это – стрессы, неправильное питание, вредные привычки, плохая экология, генетическая предрасположенность. Последняя – не есть приговор и, как правило, проявляется лишь при наличии других (одного или нескольких) упомянутых факторов. Попробуем оценить воздействие на иммунитет каждого из них. По-моему, только первая причина (стрессы) способна быть универсальной, т. е., – воздействовать на всех примерно одинаково (с известными нюансами, конечно, но – тем не менее). Остальные из перечисленных факторов по последствиям своего воздействия имеют в социуме гораздо более широкий разброс – есть масса примеров, когда касательно того или иного индивида действует какой-либо из них, а то и все вместе, а никакого рака у него и близко нет. С другой стороны, имеется немало случаев, когда человек живёт в хороших экологических условиях, ведёт здоровый образ жизни и имеет сбалансированное, без излишеств и перекосов, питание и при этом заболевает раком. Полагаю, что это происходит оттого и только оттого, что его бытие протекает на «привычно-устойчивом» стрессовом (в широком смысле этого слова) фоне. Однако, при всей огромной значимости фактора стресса в возникновении и течении недуга, если заболевшего раком просто избавить от стрессового фона, этого вряд ли будет достаточно для излечения. Для восстановления иммунитета, видимо, требуется нечто большее, поскольку есть немало примеров, когда никаких стрессов не наблюдается, но и излечения – тоже. Чего же, в таком случае, организму не хватает?


38

Полагаю, таким «недостающим звеном» является вполне определённое отношение к жизни. Вряд ли возможно (для меня – по крайней мере) выразить это отношение каким-то одним словом, – ничего лучше «здорового пофигизма», вроде бы, в голову не приходит, – поэтому для понимания сути дела есть полный смысл углубиться (здесь, естественно, – в моей субъективной интерпретации) во всевозможные характеристики и описания данного «неуловимого» феномена. Но прежде ещё хочу отметить, что не готов распространять данное отношение к жизни вообще на всех живущих, т. е., и на тех, у кого рака нет, – поскольку у здоровых и заболевших жизненные цели и устремления могут оказываться прямо противоположными. Здоровым, как правило, свойственна целеустремлённость и забота об эффективности собственного бытия, что, согласитесь, вряд ли хорошо совмещается со «здоровым пофигизмом». Последний, возможно, в какой-то степени и у здоровых должен присутствовать, чтобы не доводить себя до «знакомства» с онкологией, но уж у заболевших, для того, чтобы выздороветь, точно ничего, кроме оного, не должно характеризовать их психическое состояние и составлять их взгляд на мир. Поскольку человек есть животное общественное и, к тому же, обладающее способностью к высшей нервной деятельности, отношение любого индивида к жизни есть, фактически, его отношение к социуму, к взаимодействию с себе подобными. Поскольку, как уже отмечено, всё в мире людей индивидуально, подобно отпечаткам пальцев, существует широкий разброс среди них касательно такого взаимодействия – от крайних интровертов до крайних экстравертов. Естественно, при заболевании раком это свойство натуры, по сути – наша генетика, никуда не исчезает, и интроверты будут так же продолжать стремиться к уединённости, а экстраверты – к тому, чтобы быть в гуще событий (со всеми, разумеется, промежуточными вариантами). Тем не менее, упомянутое ранее отношение к жизни принципиально возможно абсолютно для каждого, независимо от его генетики.


39

Суть этого отношения состоит в том, чтобы теперь, когда организм столкнулся с раком, разрешить ему жить совершенно беззаботно. Кому-то для этого потребуется уединиться и полностью поменять и своё окружение и свой привычный образ жизни, а кому-то, наоборот, – добавить себе новых знакомств и новые виды деятельности, но главное, что и те и другие должны научить себя жить легко и, в сущности, – ничему не придавать большого значения. Что бы ни происходило в жизни, так или иначе, затрагивающее чувства и (или) интересы ракового больного, реагировать на всё ему следует одним и тем же образом (формулировка годится и для атеистов и для любого рода верующих): «Хвала мирозданию – я жив, а остальное совершенно неважно». Данная идея отнюдь не нова и уже не раз «всплывала» в социуме вплоть до выработки различных конкретных рекомендаций и техник по достижению подобного состояния, но, чтобы обойтись без ссылок на все эти долгие и многие прочтения, логично данное состояние и пути его достижения попробовать здесь как-то покороче охарактеризовать.


40

Сначала, естественно, чуть подробнее о том, что это за состояние психики и почему оно так важно для раковых больных. Фактически, речь здесь идёт о том, что заболевший раком для своего выздоровления должен думать о себе самом более, нежели о ком бы то ни было. При этом «думать» не значит «постоянно размышлять», «заниматься самокопанием» и т. п., а значит – учитывать в повседневности почти исключительно лишь свои собственные интересы, т. е., в интерпретации некоторых, должен быть эгоистом. Чем более кому это дано от природы, на уровне инстинкта, тем больше у него шансов на выздоровление. Тем же, у кого от природы это качество, практически, не просматривается, следует всемерно пытаться его себе привить, хотя это легче сказать, чем сделать (как известно, «рождённый ползать летать не может», «сколько волка ни корми, он всё в лес смотрит» и т. п., т. е., генетика если и поддаётся какой-то корректировке, то – архисложно). Хочу подчеркнуть, что забота о себе самом, об удовлетворении своих нужд и потребностей, если она у заболевшего уже «налажена», «настроена» и имеет место быть, не есть здесь, собственно, забота, не есть суета сует или какая-то обязанность – она проявляется легко и непринуждённо, без каких бы то ни было усилий с его стороны, и просто является для него сопутствующим жизненным фоном, т. е., она есть автоматический, на уровне инстинкта, приоритет учёта интересов собственного организма над чем бы то ни было ещё, а то, что проходит в нашем личном бытии естественно и как бы «само собой», понятно, не может нас тяготить, напрягать и обременять, а наоборот, наполняет нас ощущением беззаботности и безмятежности. Это «блаженное» состояние есть просто состояние отдыха от привязанности к социуму (даже если продолжаешь в нём активно вращаться), и его не стоит отождествлять с чёрствостью, бездушием и т. п. малоприятными качествами (хотя у определённого процента «поражённых» и они, в той или иной степени, могут иметь место). В своей основе это просто – некая отстранённость, умение не быть вовлечённым и смотреть на всё «со стороны». Т. е., что бы человек ни делал, обладая подобным качеством, на него ничего при этом не давит, ничего не ощущается им как обязанность, и ничего он не воспринимает как свою проблему. И это отнюдь не есть толстокожесть, а есть лишь установка на отдых организма – в противном случае ему с болезнью не справиться.


41

Главный антагонист достижения желаемого состояния беззаботности – это перфекционизм. Стремление во всём достигать совершенства, быть пунктуальным, обязательным, аккуратным и т. д., конечно, весьма похвально, но оно всегда исключительно выматывающе действует на нервную систему и поэтому при наличии рака просто недопустимо (если угодно, смерти подобно). Заболевшему, если он обладал данным качеством, следует запрятать его (уж хотя бы до времени своего полного излечения) как можно дальше и совершенно не переживать по этому поводу. Надо просто сказать себе и признать очевидным, что, во-первых, совершенных людей не бывает, и каждому без исключения свойственно ошибаться, а во-вторых, многие, по своей природе, просто не способны действовать оптимально и даже – адекватно той или иной ситуации, поэтому бессмысленно пытаться за всеми всё исправлять и всех поправлять. Надо однозначно понять, что при раке пытаться объять необъятное – крайне неразумно и вредно, и – действовать в полном соответствии с данным пониманием. Не переживать, однако, надо не только по поводу чьего-либо несовершенства, но и вообще по какому бы то ни было поводу. Сожалеть о чём-либо – значит автоматически себя расстраивать, что, понятно, восстановлению иммунитета никак не способствует. Отсутствие переживаний, однако, не означает отсутствия у индивида мнения по тому или иному вопросу или «принятия» всего и вся, а означает просто отсутствие бурного проявления эмоций (это относится и к бурной радости) с его стороны и наличие у него философского взгляда на мир: есть то, что есть, и всё идёт своим чередом и наших пожеланий на этот счёт нисколько не спрашивает. Что бы ни происходило в политике, экономике, в том или ином личном окружении ракового больного, ему нужно просто спокойно принимать это к сведению, с одной стороны, не впадая в эйфорию и, с другой, – ни из чего не делая трагедии.


42

Сказанное легче всего осуществлять, когда те или иные встречающиеся на жизненном пути индивида тревожные события не касаются его непосредственно. Если, скажем, где-то произошёл теракт или общая экономическая ситуация в стране ухудшилась, не возмущаться по этому поводу, а просто продолжать жить, как жил, – достаточно легко. Существенно сложнее не переживать по поводу возможных тяжёлых жизненных эпизодов, затрагивающих нас лично. Тем не менее, если раковый больной, например, сломал руку, или его, скажем, обворовали, или у него умер близкий родственник и т. д. и т. п., он всё равно должен уметь не делать из этого трагедии, а отнестись к этому как к данности, которую уже нельзя изменить и с которой надо продолжать свой жизненный путь. Если человек ясно осознаёт происходящее, он в состоянии даже и в таких тяжёлых ситуациях не давать волю эмоциям и, тем самым, не ухудшать своё и так непростое положение. И уж совсем нам сложно не реагировать на постоянно повторяющиеся, повседневные бытовые моменты, чуждые или противные нашей натуре. Примеров данной категории – тьма (шумят дети, жена (муж) упорно не откликается на какие-либо наши просьбы и пожелания, чем-то нередко досаждают соседи, которым наплевать на нашу ситуацию, и т. д. до бесконечности), и у каждого они – свои. Кто в состоянии всего этого не замечать, тот может с успехом восстанавливать свой иммунитет и в такой обстановке, а кто не в состоянии, должен, в этом плане, что-то кардинально менять, чтобы всё упомянутое не было его повседневным окружением и чтобы его психика могла полноценно отдыхать. Продолжать же эмоционально реагировать на подобную повседневность – значит заведомо обрекать себя на верную гибель.


43

Что ещё может мешать формированию желаемого и описываемого здесь отношения к жизни? Что бы это ни было, но если для больного раком оно ощущается более важным, чем его собственное исцеление, оно непременно будет ему в его выздоровлении препятствовать. Для достижения же успеха заболевший должен являть себя так, как если бы он полностью вверял своё бытие сути Вселенной (опять же, приемлемо и для верующих и для атеистов). Он должен научиться ощущать (именно ощущать) своё единение с космосом и – словно безраздельно растворяться в нём (всевозможные медитативные практики такому научению весьма способствуют). Также ему следует безоговорочно перейти в своей жизни на исповедание и неукоснительную реализацию следующих принципов (частично уже затронутых ранее):

- «отпустить» от себя всех и вся и ни к кому и ни к чему не привязываться;

- полностью избавить себя от чувства ожидания чего бы то ни было от кого бы то ни было;

- совершенно не испытывать никаких обид, претензий и возмущений;

- совершенно не испытывать никакой раздражительности, ненависти и злости;

- совершенно не испытывать никакой спешки и озабоченности;

- совершенно не испытывать никаких страхов и тревог;

- совершенно не ощущать никаких проблем, обязательств и сожалений;

Почему соблюдение данных принципов может приводить вставшего на этот путь к восстановлению его иммунитета? Во-первых, человек, научающийся ясно видеть единую сущность всего (а именно это, в данном случае, с ним, фактически, и происходит), научается и спокойно воспринимать абсолютно любые события и явления, встречающиеся на его жизненном пути. Как результат этого, он живёт и действует так, чтобы не расходовать попусту свою внутреннюю энергию (последняя сейчас для него – превыше всего), он всегда безраздельно наполнен вселенской радостью, безмятежностью и спокойствием, всегда чувствует себя защищённым и всегда получает от жизни удовольствие. Он также становится совершенно неуязвимым для любых негативных мыслей других и никогда не позволяет никому и ничему истощать и опустошать себя. Таким образом, он, фактически, создаёт для своего сознания и тела условия полного освобождения от любой онкологии. «Попутно», конечно, не будет лишним помогать себе визуализацией уничтожения имеющейся опухоли и аффирмациями типа «я непоколебим в борьбе за свою жизнь, и никакая онкология не в силах мне противостоять», «любая онкология в моём теле ослабевает, уменьшается, полностью исчезает» и любыми им подобными, однако сами по себе, без достижения описываемого здесь состояния психики эти средства, скорее всего, действенными не будут.


44

Может возникнуть вопрос, не противоречит ли излагаемая здесь гипотеза широко распространённому (и справедливому, на мой взгляд) мнению о том, что для исцеления от рака больной должен сильно этого хотеть и постоянно в себе это желание поддерживать? Полагаю, нисколько не противоречит, однако наличие такого желания, во-первых, является лишь необходимым, но в подавляющем большинстве случаев никак не достаточным условием выздоровления, а во-вторых, определяющим успех в данном вопросе является именно конкретный метод реализации данного желания, а именно, – тот, что ведёт к цели исключительно через беззаботность и отдохновение. Таким образом, резюмируя, для того, чтобы излечиться от рака, нужно, во-первых, твёрдо себя на это нацелить и, во-вторых, – реализовывать это намерение исключительно на всеобъемлющем фоне безмятежности и спокойствия. Иногда, хотя и достаточно редко, уже только этого для достижения успеха оказывается достаточно, но, как правило, всё же требуется ещё и нахождение «своего», адекватно отвечающего природе конкретного организма метода лечения. Несмотря на то, что на сегодняшний день вероятность успеха в излечении от рака сравнительно невелика, в той или иной степени, повысить её, имея в виду описанное здесь изменение отношения к жизни, всегда и полностью в человеческой власти.


45

Люблю придумывать различные аббревиатуры – конечно, не ко «всему подряд», а – конкретно – касающиеся моего интереса к оптимизации социума. Ту, что является названием сего текста, я уже ранее расшифровывал, здесь же приведу ещё некоторые из этой категории:


БОГ – Бесконечно Оптимальный Генотип

ВЕД – Воин Евгенического Духа (ВЕД Земли, Страны, САМа)

ВЕС – Вселенская Евгеническая Сеть

ДОМ – Доктрина Оптимального Мира

ДОМ (вариант) – Движение Оптимизации Мира

ДОМ (вариант) – Дорога Оптимальной Мыследеятельности

САД – Система Адекватных Доменов

САМ (вариант) – Сообщество Адекватно Мыследействующих

СЕВ – Система Евгенической Вселенной


Главное качество ВЕДа при этом – устремлённость в адекватное бесконечное. Разумеется, это – всего лишь игра, невинная забава, но, вместе с тем, – эволюционно ориентированная забава.


46

От самой констатации того факта, что все люди разные, никому, как говорится, ни жарко, ни холодно, – всё зависит от выводов, которые тот или иной индивид делает из этой констатации, от её им расшифровки и интерпретации. Это есть так и никак иначе именно потому, что «разность» людей может иметь место в двух принципиально разных плоскостях: одно дело, когда речь идёт о разности интересов, другое – когда о разности психик, т. е., в конечном счёте, о разной степени адекватности. Сохранение и расширение дисперсии интересов, безусловно, стоит всячески приветствовать, и человечество, несомненно, должно и будет этому всемерно способствовать. Обосновать же одобрение и поощрение разности степени адекватности никак невозможно, и человечество, в чём также нет никаких сомнений, непременно будет стремиться эту разность нивелировать за счёт арьергардной части этой шкалы. Как оно это будет делать – отдельный большой вопрос (и я надеюсь в дальнейшем его также затронуть), но то, что – будет, ясно, как дважды два. Поэтому совершенно не правы те, кто считает разнообразие человеческой породы само по себе и желательным и полезным. Неужели сохранение такого разнообразия стоит сохранения всяческого криминала и прочего непотребства в нашей жизни?! Естественно, нет, а те, кого оно умиляет, просто не в состоянии мыслить эволюционно.


47

Мир почти добрался (для тех, кто ориентируется на данный отсчёт) до 2016 года. Функционирование сумасшедшего дома периода своего расцвета. Специально в эту тему не вникал, но такое ощущение, что разного рода войн нынче стало больше, чем было столетие назад. А есть ещё кибервойны, финансовые войны, потенциальные космические войны… А сколько разного рода «бытовухи» и всякого прочего криминала, сколько лжи, зависти, склок и наветов – какого только негатива не сыщешь в нашем «бесконечном дурдоме». Кому-то может показаться, что мы никогда всё это дерьмо не разгребём и так в нём и потонем, но я, несмотря на весь имеющийся конгломерат современных человеческих недостатков и пороков, всё же смотрю на будущее человечества с уверенностью и оптимизмом.


48

Вчера узнал о смерти своего лучшего друга, Джона Глэда – позвонила его жена из Вашингтона. Лучшего – потому что ни с кем другим не достигал по жизни столь полного взаимопонимания, как с ним. Касательно эволюции, атеизма, евгеники, оптимизации социума и многого многого другого взгляды совпадали настолько, что я натурально удивлялся, что такое вообще возможно, – будто своё второе «я» нашёл. Джон прекрасно владел русским языком и неоднократно бывал в России. Писатель, переводчик, интервьюер, он прожил интересную и насыщенную жизнь. Так, например, он побывал в послеаварийном Чернобыле, был переводчиком на исторической встрече Горбачёва с Рейганом в Рейкьявике, возглавлял институт Кеннана по изучению России. В интернете можно найти достаточно сведений о его жизненном пути, но убеждён, что помнить его будущие поколения будут не за перевод на английский «Колымских рассказов», не за «Беседы в изгнании» и т. д., а за его небольшую книжечку «Эволюция человека будущего. Евгеника XXI века». Это реально – эволюционная веха современности. С неё как раз и началось наше с ним знакомство.


49

Эту книжечку я приобрёл (поскольку тема меня серьёзно интересовала) лет, кажется, 8-9 назад в Библио-Глобусе. Прочитал, как говорится, на одном дыхании, сразу почувствовал, что это – «моё», и естественно, мне захотелось познакомиться с автором. Тогда я ничего ещё о нём не знал и не знал, что он владеет русским, поэтому написал ему по-английски (где я нашёл его электронный адрес, уже не вспомню). Я послал ему свой недавно написанный текст «Философия конструктивного бытия», и Джон ответил. Так завязалась переписка. Потом, в один из приездов Джона в Москву состоялось и наше очное знакомство – я подъезжал к нему в Дом русского зарубежья на Таганке, где они с Ларисой (его жена – из России) останавливались. Проговорили часа три, наверное, общаться было легко и просто, как будто уже до этого были знакомы всю жизнь. После этой встречи взаимная симпатия ещё более укрепилась. Год спустя Джон опять прилетал в Москву – читать лекцию в МГУ, и мы встречались там, а в ноябре 2013 года я неделю гостил у него в Вашингтоне.


50

Джон немного не дожил до своего 74-летия. У него была болезнь Паркинсона, и когда стало совсем тяжело, он решился на операцию, которая, увы, не помогла; он умер через три недели после неё. У автора ещё одной эволюционной вехи современности – работы «Феномен науки. Кибернетический подход к эволюции», Валентина Турчина также, по совпадению, была болезнь Паркинсона, и, что интересно, Джон был с ним знаком. Последние пару лет наша переписка была, по большей части, связана с медицинской тематикой, хотя и не только. Слов нет передать, как опечалило меня Ларисино известие. Джон не хотел быть где-либо похороненным и завещал часть праха развеять над могилой своего отца, а часть – над Россией. Ещё одну часть Лариса будет хранить у себя.


51

О чём, собственно, мечтается и что видится, в плане оптимизации социума? Речь, безусловно, – о характере взаимоотношений между индивидами в нём, всё остальное – производно от этого или им опосредовано. Таковой характер, к которому общество, рано или поздно, неминуемо придёт, может быть условно выражен формулой, данной коммунистами: «Человек человеку – друг, товарищ и брат». Однако, во-первых, не следует понимать это состояние социума буквально, т. е., реально оно никого не обязывает ни с кем ни дружить, ни «брататься», а подразумевает лишь корректность и адекватность любого межиндивидуального и межгруппового взаимодействия. Во-вторых, оно отнюдь не достигается «по щучьему велению», т. е. – насаждением сверху, как это видится коммунистам. Человеческую природу невозможно корректировать ни воспитанием, ни образованием, а только – осуществлением тех или иных изменений в самой этой природе, т. е., хочется этого кому-то или нет, – исключительно теми или иными воздействиями на неё на генетическом уровне. И пока авангард социума этого не осознал, он будет в своём стремлении оптимизировать самоё себя оставаться подобным Сизифу.


52

У будущей эволюции социума есть два аспекта – «сущностный» и «обеспечительный». С первым, т. е., с вопросом, что и как, в принципе, будет с этим движением происходить, более-менее всё понятно: на первом условном этапе человечество избавляется от физических недугов и недостатков, на втором – от нежелательных в социуме черт личности, т. е., собственно, достигает у всех своих «элементов» приемлемого состояния адекватности. Причём, любое такое конкретное избавление для любой конкретной личности будет осуществляться исключительно в добровольном порядке. Со вторым аспектом – за счёт каких сил и ресурсов данное движение может быть начато и успешно продолжено до полного решения поставленной задачи, всё гораздо сложней, и здесь открывается большой простор для прогнозов и фантазий. В самом деле, как сделать так, чтобы благое дело улучшения человеческой природы не было подавлено преобладающей нынче серой массой, состоящей как из псевдогуманистов, так и из просто дикарей?


53

На данную тему у меня даже была мысль написать что-то типа повести. Якобы, её главные герои (прототипы – мы с Джоном) основали международный евгенический фонд, который стал поддерживать любые начинания в плане генетического улучшения человеческой природы, якобы, за 20-25 лет были достигнуты существенные конкретные успехи на этом направлении, и, якобы, один (я) летит к другому (Джон) на его столетний юбилей (слишком оптимистично, конечно, но почему не пофантазировать?), во время рейса вспоминая и прокручивая в голове все события и перипетии пройденного пути. Увы, я – не мастер художественного изложения, поэтому повесть, скорее всего, получилась бы скучноватой и малоинтересной. К тому же, в моём нынешнем состоянии мне не до сочинительства повестей – даже стихи, и те писать бросил – поэтому попытаюсь порассуждать здесь о возможных вариантах развития идеи более сухим и не отвлекающимся на «декорации» языком.


54

Правильно в народе говорят: «Кто про что, а вшивый всё про баню». Собирался писать «обо всём и ни о чём», а пишу всё про будущую эволюцию человечества и про оптимизацию социума. Что поделаешь – больная тема. Хотел бы по-другому, да не получается. Насиловать себя – хуже нет, поэтому пусть уж выходит то, что выходит. Конечно, разбавлять текст теми или иными лирическими отступлениями мне не так сложно, как я это тут представил, просто лучше это делать при иных обстоятельствах, когда имеешь гораздо больше уверенности в том, что ты этими отступлениями не крадёшь своё собственное время и не уменьшаешь, таким образом, свои возможности высказаться по теме, которая волнует тебя в первую очередь. С другой стороны, что успеется, то и успеется, а торопиться в изложении – увеличивать вероятность его «низкокачественности». Существует ведь и такая мудрая пословица, как «тише едешь – дальше будешь». Вот и данный отрывок, что он есть, как не отступление от основной темы? Конечно, собственно, «потоком сознания» данную писанину не назовёшь, но всё же надеюсь, что он прорывается сюда хотя бы эпизодически.


55

Кто, в принципе, мог бы заняться решением рассматриваемой глобальной эволюционной задачи? Во-первых, понятно, что не Зимбабве и не Папуа–Новая Гвинея, и не Афганистан или Гондурас, т. е., ориентироваться, в этом плане, стоит, безусловно, на передовые в научном отношении территории. Скорее всего, это будут также «кластеры», лидирующие и по финансово-экономическим показателям, хотя это и не обязательно. Во-вторых, это могут быть как государственные, так и частные структуры, и здесь также могут быть разные подварианты. Думаю, что определяющие успехи в данном вопросе следует связывать с демократическими сообществами (почему, скажу позже), но заниматься им, почти наверняка, станут параллельно территории с разным политическим устройством, поэтому, конечно, не исключена определённая борьба интересов и вызванный ею определённый негатив. Представьте, например, что улучшением человеческой природы (в их понимании) озаботилась современная Северная Корея или ещё какой аналогичный режим, не говоря уже о всяких возможных ИГИЛах, если они на то сподобятся. Тогда остальному, «цивилизованному», миру придётся сильно напрячься, чтобы нивелировать их возможные «достижения». Подобные режимы, скорее всего, будут ориентированы не на подлинное улучшение человеческой природы, а на создание «людей-машин» с заранее заданными свойствами, а это, несомненно, – тупиковая ветвь нашей эволюции.


56

Режимы, ориентированные на конфронтацию с миром, на достижение силового господства и превосходства над другими сообществами, обречены на поражение независимо от того, обладают ли они атомным, биологическим, химическим, генетическим или ещё каким угодно оружием. Во-первых, у них просто никогда не хватает сил, чтобы подмять под себя всех остальных, а во-вторых, у человечества всё же работает мощное чувство самосохранения – видимо, так заложено природой вещей. Эволюционный вектор, о чём я уже говорил, очевиден, и никакие социальные мутации не в силах его отменить – здоровое ядро всегда побеждает любые отклонения. Как в биологической эволюции преимущества всегда получают наиболее приспособленные к окружающей среде особи, так и в социальной выигрывают всегда сообщества, находящиеся непременно «на гребне волны» развития, а последнее всегда подразумевает конструктив и позитив. Поэтому, повторяю, как бы кто ни «трепыхался» и ни портил кровь конструктиву, изменить упомянутый вектор им никогда не дано.


57

Почему приоритет в решении данной задачи я отдаю демократическим сообществам? Как правило, всё новое и позитивное пробивает себе дорогу именно там, где существует свободный рынок и никакая инициатива не зарегулирована. Однако и в демократиях государство государству рознь. В одних случаях (это видно хотя бы на примере разрешения клонирования) власть это поощряет, в других не мешает, а в третьих пытается ограничивать. Однако демократический мир как раз и хорош именно своим всевозможным разнообразием, из которого, в частности, следует, что то или иное позитивное начинание отнюдь не будет ограничено (тем более – запрещено) повсеместно. В свободном мире для любой позитивной идеи всегда найдётся возможность её реализации. Как и где будет осуществлён «первый прорыв» в этой реализации, можно только гадать, но то, что это произойдёт не в восточных деспотиях и автократиях, а в т. н. западном мире, можно нисколько не сомневаться. Я написал «первый прорыв» в кавычках, поскольку таковым можно будет считать самые разные моменты – ведь достижения и открытия в данном направлении будут множественны и будут регулярно следовать одно за другим.


58

Ну вот, скоро можно будет и пофантазировать на тему о том, как сей «прорыв» будет осуществляться. Понятно, что на деле всё может выйти совершенно иначе, и реализованным окажется какой-то другой вариант, но на то она и фантазия, чтобы не претендовать на непременную истинность. Уверенность у меня есть лишь в том, что конструктивная деятельность людей по улучшению человеческой природы будет иметь место в обязательном порядке, что оно в своей эволюции эту фазу никак не минует, а география и другие нюансы вопроса – это та же лотерея, и каждый может предложить на сей счёт свой собственный вариант. Прежде, однако, ещё о паре «общих» моментов, которые также стоит упомянуть. Человечество совершенно не заморачивается никакой моралью и т. п. сомнениями, когда в несчётном количестве выводит новые сорта растений и породы животных, пытаясь таким образом улучшить те или иные их качества, но почему-то жутко пугается, когда речь заходит об улучшении природы вида homo sapiens. Этот пугливый вопль происходит, отчасти, от непонимания сути предлагаемых изменений, а отчасти – потому, что исходит от огромной серой массы индивидов, которым оптимизация социума – «до лампочки», и им и так вполне комфортно существовать со всеми их собственными многочисленными неадекватностями и недостатками. Ну а тем сравнительно немногочисленным на сегодняшний день индивидам, кто всё здесь воспринимает здорово и правильно, нет никакой нужды пытаться эту серую массу агитировать и переубеждать, – элементы последней вполне могут, если хотят, продолжать себе пребывать в своём «арьергардном болоте», а всё передовое и без них непременно пробьёт себе дорогу, не обращая на их потуги большого внимания.


59

Сказать, что мало кто думает о будущем, значит погрешить против истины. Однако, практически, все, серьёзно размышляющие на тему человека будущего, почему-то рассматривают этот вопрос с точки зрения человеческого фенотипа, тогда как принципиальным является именно вопрос его генотипа и никак иначе. В самом деле, какая, в конце концов, разница, как станут выглядеть будущие люди, – будут ли они, допустим, киборгами или вообще будут существовать в виде неких «бестелесных» носителей информации, – если они заберут туда из сегодняшнего дня все свои недостатки. Даже достижение бессмертия не решает принципиально человеческих проблем, ибо само по себе не избавляет социум ни от какого межличностного негатива. Если всех и каждого «тащить» в это гипотетическое бессмертие, то получим лишь очередной дурдом, только – на более высоком уровне. Совершенно понятно, что оптимизировать бытие социума в состоянии отнюдь не какие бы то ни было количественные, а лишь только качественные изменения в нём, а это есть ни что иное, как «вотчина» работы с человеческим генотипом.


60

Сегодня в мире существует уже немало генетических лабораторий, как частных, так и государственных, и их деятельность многими правительствами всячески поощряется, что естественно, ибо как же не поощрять научные исследования и разработки? Уже сейчас генетическими методами начали пытаться лечить и рак и некоторые другие серьёзные болезни. На регулярной основе появляются сообщения о том, что обнаружен ген или группа генов, отвечающие за тот или иной человеческий орган или за то или иное состояние организма, или за ту или иную черту характера. Как правило, все эти открытия остаются пока неприменяемыми чисто из-за отсутствия «технических возможностей» – слишком много ещё в этой области остаётся неизведанного. Но, согласитесь, переход от фазы открытий к фазе их применения – это лишь вопрос времени. Эта поддержка правительств, однако, однозначна лишь до тех пор, пока применение сделанных открытий ограничивается исключительно сферой медицины. А вот когда дело дойдёт до реальных возможностей по генетическому изменению черт характера, тогда, конечно, поднимут голову всевозможные морализаторы и всех мастей ретрограды – мол, вмешиваться в человеческую природу и чревато и неэтично и т. д, и т. п., – и где-то, может статься, правительства «дрогнут», и это, не исключено, несколько задержит такое применение, но как бы оно там ни случилось, возможные успехи подобных деятелей будут весьма и весьма кратковременными, ибо мощнейшую «реку» эволюции никакая плотина никогда остановить не в состоянии.


61

Представьте, что в то недалёкое уже от нас время генетического расцвета, когда наука в этой сфере прояснит если ещё не всё и вся, то уже очень и очень многое, к врачу-генетику приходит пациент и просит избавить его от патологической зависти или злобности, или страха, или какого-либо другого негатива, и врач знает, как это сделать. Откажет ли он такому пациенту? Возможно, но тогда тот пойдёт к другому врачу и, рано или поздно, найдёт такого, который не откажет. В свободном мире так было, есть и будет, а дальше, как говорится, лиха беда – начало. Где же тут фантазирование, можно спросить – всё вполне реально. Совершенно с этим согласен, домыслы возможны лишь касательно конкретики: когда это случится (например, – в 2030-2035 годах), в какой стране первой (например, – в Великобритании), как скоро распространится в других развитых странах (например, – в течение 10-15 лет) и т. д. и т. п. Можно пойти и ещё дальше и написать какой-нибудь сценарий. Например, если кратко, следующий.


62

1933 год. В Англии за два года проведено уже порядка сорока подобных коррекций, первые такие процедуры проведены также в Германии, Дании и Австралии, законодатели ещё десятка стран также приняли законы, разрешающие генетическое избавление граждан от негативных черт личности на добровольной основе. Стало очевидно, что процесс запущен и необратим. При этом все имеющиеся мировые проблемы по-прежнему далеки от разрешения, и общая ситуация продолжает ухудшаться: численность населения планеты продолжает расти за счёт её роста в слаборазвитых странах, мировые ресурсы всё более истощаются, экологическая ситуация, мягко говоря, не улучшается, увеличивается интеллектуальное расслоение и среднестатистическое «поглупение», напряжённость в мире за счёт постоянных однонаправленных миграционных попыток возрастает. Всё больше здраво рассуждающих людей приходят к мысли о том, что выбраться из порочного круга проблем можно только за счёт генетического улучшения самого человека и никак иначе. Британия решается на масштабную инициативу.


63

Правительство Соединённого Королевства (к тому времени уже без Шотландии и Северной Ирландии и – не королевство) с одобрения ООН и с согласия и при участии Аргентины начинает превращать Фолкленды в передовой «испытательный генетический полигон» (с присвоением архипелагу через 25 лет статуса специальной международной территории). Ускоренными темпами создаётся вся необходимая для жизни современная инфраструктура и, естественно, – мощная генетическая лаборатория. К началу 2035 года с помощью генетических тестов среди желающих участвовать в проекте (не только – англичан) отбираются 100 наиболее эволюционно адекватных здоровых молодых (20 – 35 лет) мужчин и женщин (50 + 50; сотрудники генетической лаборатории – в их числе), которые вскоре и доставляются для заселения на острова. Среди прибывших – учителя (на перспективу), пилоты (для связи с миром в экстренных случаях), врачи, электронщики и представители некоторых других особо необходимых для жизни нового сообщества профессий Условий для участия, при этом, всего три: произвести потомство не позднее, чем в течение первых двух лет жизни там (оформлять браки при этом не обязательно), за время участия в проекте не покидать острова на срок совокупно более трёх недель в год и, в случае желания по истечении десяти лет пребывания на островах выхода из проекта, оставить своих детей там (с правом посещения их в любое время), а по достижении совершеннолетия те сами будут решать, где им жить дальше. В следующем, 2036, году на Фолкленды отправляется на тех же условиях ещё одна сотня по тому же принципу отобранных добровольцев. Местные жители, не удовлетворяющие условиям теста, расселяются по их выбору в Британии или Аргентине с предоставлением им хорошей компенсации. Не желающие уезжать (таких оказывается не более двух десятков человек) принудительно переселяются на один из маленьких островков, обеспечиваются там всеми необходимыми условиями для жизни, но – без права посещения остальных Фолклендов. От возможного непрошенного вторжения кого бы то ни было участников охраняют совместно ВМС Британии и Аргентины. Раз в год для оценки обстановки на месте поселение посещает специальная комиссия ООН и также раз в год – чисто Британская.


64

Проходит одиннадцать лет, из двухсот человек из проекта выходят всего семеро – пятеро мужчин и две женщины, т. е., в этом отношении инициатива явно удалась, хотя изначально и были опасения на этот счёт. Местных жителей за это время на архипелаге не осталось – кто-то умер по возрасту, а кто-то позже всё-таки решил уехать. ООН и Британия ежегодно публикуют отчёты о положении дел на архипелаге. Из них следует, что проекту, в сущности, не требуются ни суды, ни полиция – практически, все возникающие иногда недоразумения и противоречия разрешаются самими их сторонами к обоюдному согласию, т. е., при эволюционной адекватности человеческой природы наглядно происходит то, чего мир в целом был не в состоянии добиться никогда ранее никакими своими «не убий, не укради». Население за истекший срок, как и планировалось, существенно пополнилось. Геном каждого новорождённого лаборатория после обсуждения этого вопроса с родителями больше или меньше корректирует на предмет освобождения его от того или иного возможного негатива. Все – при деле, никто не ощущает себя ущербным, оттеснённым, невостребованным, экономика функционирует без каких бы то ни было кризисов и перепадов. Итоговый вывод обеих комиссий: данный опыт следует продолжать, создавая также и иные подобные проекты.


65

Что за это время происходит в «обычном» мире? По мере поступления отчётов комиссий популярность проекта постепенно растёт, особенно – в Европе. Поступают запросы в правительства о желательности организации аналогичных проектов внутри территорий самих этих стран, составляются коллективные петиции на этот счёт, собираются подписи и т. д. и т. п. В результате уже в 2042 году Дания создаёт эволюционное поселение на острове Лесё, а ещё годом позже Австралия организует своё – на существенно более обширной территории в западной части штата Южная Австралия. К моменту выхода итоговых отчётов комиссий по Фолклендам существенной проработкой вопроса для перехода его в практическую плоскость занялись также Канада, Германия и Франция. К 2060 году в мире насчитывается уже 17 таких проектов, причём в некоторых из них участвуют и дети первых фолклендских поселенцев, а к концу века движение набирает критическую массу в мире и становится господствующим. На этом пути к новому проблемы «старого» мира, конечно, не исчезли в одночасье, а некоторые даже, наоборот, – серьёзно обострились. Так, например, попытки миграции населения из слаборазвитых стран в развитые участились и приобрели более массовый характер. Европа осознала, наконец, ущербность политики мультикультурализма в условиях существенного разброса уровней развития «человеческих особей», когда вместо взаимопроникновения культур на деле происходит размывание культуры бескультурием, и существенно ужесточила процедуру доступа мигрантов на свою территорию. Теперь желающие влиться в европейское сообщество стали обязаны, помимо заявления своих политических на то причин, проходить ещё и генетический тест на «культуропригодность». США отменили действовавшую у них много лет систему green card и также ввели процедуру генетического теста для мигрантов из стран Латинской Америки. Россия, ставшая ввиду восстановления в ней демократических прав и свобод и существенного прогресса её экономики не менее привлекательной для проникновения, чем остальная Европа, ввела такую же систему в отношении стремящихся попасть в неё граждан многих азиатских стран. Однако и в последних стали кое-где происходить эволюционно позитивные перемены, хотя пока и достаточно робкие и – исключительно под эгидой властей.


66

Понятно, что написание сценариев это своего рода игра в игрушки, а я – не большой любитель подобных игр, поэтому шут с ним, со сценарием. Повторюсь, что конкретика в данном вопросе не имеет существенного значения, главное – что обозначенная здесь эволюционная идея не может не быть так или иначе реализована. Желающие могут играться и писать свои сценарии на сей счёт сколько душе угодно, а я с удовольствием возвращусь с «волны фантазий» на «волну размышлений».


67

Постоянно и неумолимо на Земле, как и в любом ином уголке мироздания, дует «вселенский ветер» и в тот или иной черёд сдувает наши тела с «поверхности» её функционала. Хорошо это или плохо, но так есть согласно уровню наших сегодняшних познаний сути Вселенной. Человек отнюдь не хочет мириться с данным положением дел и уже очень и очень давно, так или иначе, ищет себе бессмертия. Сии поиски – тоже совершенно в порядке вещей и никак не могут вызывать ни неприятия, ни удивления. Зато и то и другое вызывает желание всевозможных в кавычках гуманистов при нынешней человеческой природе «протащить» в это гипотетическое бессмертие «всех и каждого». Вопреки очевидной необходимости, такие «демократичные товарищи» почему-то не хотят заниматься вопросом оптимизации общечеловеческого социума, а призывают действовать в этой сфере по принципу «гони зайца дальше». Воистину – не ведают, что творят.


68

В самом деле, то пугают так называемым золотым миллиардом, то талдычат об одинаковости и роботизированности такого оптимизированного населения, то просто объявляют существующую человеческую природу «священной коровой», вмешиваться в законы бытия которой и опасно и аморально. Налицо полное непонимание существа вопроса, т. е, – не что иное, как разновидность эволюционной неадекватности. Остановлюсь совсем кратко на ошибочности всех подобных аргументов. Касательно «одинаковости» я ранее уже писал, что разброс интересов и уникальных свойств личностей в оптимальном социуме никуда не денется, а исчезнет лишь несоответствие их проявлений общему эволюционному вектору. Т. е., относительная одинаковость будет нужна лишь в понимании индивидами общесоциумных благ и в их внутренней установке строить свои действия исключительно в соответствии с данным пониманием. Говорить о неэтичности вмешательства человека в собственную природу вообще несерьёзно, ибо мораль – вещь относительная: говорить здесь надо только о конструктивности или неконструктивности того или иного подхода в решении эволюционных задач. Кроме того, как мной уже также было отмечено, любые позитивные генетические вмешательства людей в человеческую природу будут осуществляться ими абсолютно на добровольной основе – как в отношении самих себя, так и в отношении своих рождающихся детей. То, что при подобных вмешательствах, в целом, не исключены отдельные ошибки, конечно, имеет свою достаточно весомую вероятность, однако где в человеческой деятельности нет ошибок? В любом случае, такие ошибки не сделают эволюционной погоды и будут непременно и количественно и качественно минимизироваться с течением времени.


69

Насчёт здравой идеи золотого миллиарда есть масса нездоровых интерпретаций. Разумеется, никто волевым решением никаких количественных минимума и максимума на этот счёт устанавливать не будет, это всё со временем урегулируется само собой абсолютно естественным образом. То, что бесконечного роста человеческой популяции на планете не должно быть, конечно, также очевидно, но достигнута данная «остановка животного размножения» будет не какими-либо запретами или иными нормами, а – исключительно посредством осознания такой необходимости постепенно улучшающим свою генетическую природу населением. И «золотым» этот условный миллиард будет не потому, что окажется состоящим сплошь из миллионеров и власть имущих, а потому, что в нём совершенно не будет эволюционно неадекватных личностей, а это относится именно к тем состояниям системы, к которым мы привыкли применять характеристику «ценится на вес золота». Таким образом, участие человека на каком-то этапе своего развития во вполне определённой корректировке своего эволюционного процесса так же естественно, как и весь сам этот процесс.


70

Какие же личностные качества современного человека не способствуют эволюционной адекватности их обладателей и поэтому не получат «пропуск» в описываемый здесь оптимальный социум? Это, во-первых, любые, признаваемые цивилизованным обществом отрицательными черты характера и, во-вторых, общая бестолковость, глупость и ограниченность даже в отсутствие каких бы то ни было недостатков характера. Генетически избавиться от последних, видимо, будет проще, чем от природной недалёкости, но и от неё избавление человечества когда-нибудь обязательно наступит. Что будем тогда иметь «на выходе»? Представьте себе картинку общества, в котором нет криминала, полиции и судов. Сколько-нибудь серьёзных недоразумений в нём также нет, поскольку каждый индивид обладает здесь высокой степенью понимания каждого другого. Это, разумеется, нисколько не отменяет тех или иных дискуссий, которые, при этом, всегда проходят корректно и конструктивно, в том числе – и в случаях, когда в итоге стороны остаются каждая при своём мнении. В частности, там будет полностью отсутствовать любая политическая грызня, ибо любой политик в своей деятельности будет реально ориентироваться на эволюционное благо общества, а не печься о своём собственном, прикрываясь маской выразителя общественных интересов. Дискутировать политики будут лишь по поводу конкретики оптимального движения в рамках сохранения приоритета упомянутого общего блага, внутренняя же установка каждого на такую приоритетность непременно будет незыблемой. Тем, кому эта картинка покажется скучной, неинтересной, безжизненной и т. п., следует ясно представлять себе, что попадание в «эволюционный поезд» при обладании подобной оценкой, однозначно, никому не светит.


71

Если касаться национального и расового состава будущего, оптимального общества, то вряд ли возможно здесь обойтись без элементов фантазии. Наиболее вероятным представляется вариант смешанного населения с преобладанием в нём черт современной европеоидной расы. Социум, конечно, не будет состоять сплошь из белых людей в нашем современном о них представлении, но, думаю, окажется всё же не столь далёким от этого. Национальностей, как таковых, в нём тоже не будет – объединённая Европа уже сделала самый первый шажок на данном пути. Да и не актуальным тогда окажется, китаец ты формально, русский или француз по своему хоть национальному, хоть географическому происхождению, ведь все станут ощущать себя гражданами мира и по своей мобильности и по общей сути происходящих событий. Не останется и раздельных территориальных образований, вместо них появится одно глобальное земное государство. Трансформируются и языки – появится один международный (возможно, на базе английского, но – с массой вкраплений из других наиболее распространённых языков) и какое-то время будут сохраняться (для внутреннего потребления) и основные национальные, которые затем постепенно отомрут за ненадобностью. Т. е., оптимальное человечество – это непременно единое человечество, некий единый, целостный организм, в котором, тем не менее, каждая его «клетка», будет иметь свою бесконечную ценность и значимость.


72

Интересно также подумать о том, как упомянутый «золотой миллиард» будет распределять себя и виды своей деятельности по планете, – какие территории оставит преимущественно для своего проживания, какие – для тех или иных производств, какие – для заповедников. Этот вопрос, понятно, тесно связан с климатическими особенностями тех или иных регионов. Как бы ни менялся климат на Земле, люди, естественно, будут стремиться размещаться в наиболее комфортных для себя условиях, а это преимущественно средние широты плюс те или иные «оазисы» за их пределами и минус зоны сильных землетрясений. Последние, а также обширные экваториальные области и зоны пустынь, как правило, будут возвращены дикой природе, т. е., станут заповедными. Атомные станции, добывающая промышленность и разного рода вредные производства будут располагаться на внушительном расстоянии от городов и посёлков, максимально обеспечивая им здоровую экологию. Поскольку общество будущего это адекватное общество, оно не может не быть и экономически эффективным, т. е. это непременно будет социум, в котором, практически, всё разумно предусмотрено. Это большая отдельная «фантазийная» тема, но – не моя.


73

Когда всё же стоит ожидать установления такого оптимального миропорядка? И какая в нём будет иметь место политическая система? Полагаю, ждать «земного рая» осталось не более двух столетий, а в основных своих чертах он сформируется ещё раньше – лет через 120-150. Базироваться такой социум может исключительно на принципах либерализма. При новой, генетически улучшенной природе людей не будет нужды кому-либо что-либо сверху запрещать – все и так, самостоятельно, станут соблюдать всё разумное и конструктивное – просто по своей внутренней потребности. Общемировое устройство принципиально трансформирует функции государства – из «машины подавления» оно превратится в ориентированный на общее благо координационный совет. Разумеется, все упомянутые выше изменения не произойдут синхронно и беспроблемно – старое никогда не уступает дорогу новому добровольно и с радостью. Прогноз хронологии конкретных событий и перемен на данном направлении – то же, что гадание на кофейной гуще, поэтому им я заниматься не буду. Общее географическое направление распространения общественных изменений, при этом, очевидно: идеи и принципы либерализма, в целом, продвигаются с Запада на Восток. Не исключено, что ко времени установления, в основном, нового мирового порядка останутся какие-либо отдельные территории, которые не захотят к нему присоединиться, поскольку не захотят заниматься генетическим улучшением человека. Мировое сообщество не станет их к тому подвигать насильно, не станет принудительно менять их власти (если только последние не являются одиозными диктаторскими режимами) и не станет насаждать там свои новые порядки и правила. Граждане, желающие жить по новому, смогут из этих территорий эмигрировать, а остальные будут иметь возможность наглядно сравнивать окружающую их отсталость с процветанием остального мира. Уверен, долго такие «анклавы» не продержатся.


74

На сегодняшний день мало что в мире вообще говорит о возможности осуществления нарисованной здесь картины. Только генетики неустанно трудятся в этом направлении и регулярно выдают «на гора» свои многочисленные открытия, да ещё кое-где медицина берёт то или иное из них себе на вооружение. И правительства и бизнес, и «простые» граждане пока продолжают свой привычный им бег по знакомой «дороге никуда». К сожалению, сегодня невозможно ускорить естественный ход событий – как и в любом деле, приходится терпеливо ждать накопления критической массы и перехода количественных изменений в качественные. Старое общество само же страдает от своих многочисленных язв, но, тем не менее, упорно держится за свои обычаи и привычки, нередко сознательно или неосознанно мешая прорастанию ростков принципиально нового. Понятно, что остановить процесс «прорастания» оно не в состоянии, но, как известно, последний бой – он трудный самый, поэтому через многое негативное человечеству, увы, ещё придётся пройти.


75

А пока «на носу» только ещё 2016 год, мир, как многие говорят, балансирует на грани «невозврата», а некоторые даже утверждают, что эта черта уже пройдена. Ежедневно на индивидуальные человеческие сознания накатывает огромная лавина информации, масса которой с каждым днём всё более и более возрастает, грозя безвозвратно накрыть многие из них своим шумовым саваном. Ежедневная мировая хроника происшествий, кажется, только увеличивается в своём объёме. Продолжается расслоение земного социума на бедных и богатых, многие мировые ресурсы недалеки от своего истощения, общая экологическая ситуация продолжает ухудшаться, даже климат стало «лихорадить» под воздействием человеческого фактора. Перечень социумных проблем легко может быть продолжен, и, тем не менее, в будущее человечества, как я это здесь обозначил, следует смотреть исключительно со здоровым оптимизмом – «вынесет всё и широкую, ясную грудью дорогу проложит себе». Пройдёт время, и евгеника как идеологическая основа человеческой генетической практики, несомненно, будет полностью реабилитирована.


76

Общество будущего отнюдь не будет коммунистическим, хотя и возымеет отдельные его черты. В нём ни от кого не потребуется ни «любить ближнего своего, как самого себя», ни жертвовать собой ради каких-либо абстрактных общественных идеалов. Более того, никаких навязанных сверху обязанностей у жителей оптимального мира не предвидится вообще, ведь все они сами будет прекрасно понимать, «что такое хорошо и что такое плохо». Требование не причинять никому «зла» станет неотъемлемой внутренней потребностью каждой личности, эволюционная адекватность – её неотъемлемым свойством. А что же произойдёт с изначально природной триадой: борьба за пищу, самку и территорию? Всё это сохранится только в виде редких неострых проявлений – своеобразной генетической памяти и не более того. При стабилизации численности мирового населения никаких проблем с поисками пищи не просматривается: производство будет в состоянии удовлетворять любые разумные потребности, а неразумных тогда не останется. С территорией – похожая картина. Каждый будет иметь (если захочет) свою постоянную «вотчину», а в остальном гражданам мира делить нечего. Конечно, уравниловки во владениях быть не может, но и наличия контраста дворцов и трущоб также не ожидается.


77

С взаимоотношением полов ситуация, видимо, окажется чуть посложней, но тоже – без эксцессов и резких отклонений от некой естественно сложившейся золотой середины. Кстати, секс с представителями своего пола, как и любые другие (как психические, так и физические) аномалии, полностью исчезнет из человеческой популяции. Групповой секс не исчезнет, а, наоборот, станет распространённым не менее парного. Люди будут, в соответствии со своими предпочтениями, образовывать как временные, так и постоянные парные союзы, а также – жить своего рода коммунами, состав которых может время от времени меняться. В этих условиях борьба за самку (как и за самца) теряет свою остроту, а если иногда и имеет место, то проходит в корректной и цивилизованной форме. Экономическая и социальная составляющая многих нынешних браков в оптимальном обществе прикажет долго жить, как, собственно, и сама их формальная регистрация. Функцию воспитания детей, думаю, возьмёт на себя мировое государство – дабы взрослое население могло использовать своё время с большим удовольствием и продуктивностью. Каждому индивиду, в связи с общим усовершенствованием человеческой природы, станет по силам быть как страстным любовником, так и нежным, заботливым другом.


78

Вполне вероятно, что многим из ныне живущих бытие в социуме с приведёнными выше и им подобными характеристиками покажется унылым и скучным. Скажут, где борьба, конкуренция, интриги, противостояния, сумасбродства, наконец, – без них, мол, жизнь пресна и не интересна. Во-первых, как известно, всё относительно, и если кому-то представляются занимательными разного рода козни, мордобои и т. д., то я вместо подобного «веселья» предпочту лучше поскучать. Во-вторых, любой адекватный и конструктивный индивид никогда не страдает от отсутствия негатива и в своём окружении и вообще где бы то ни было и всегда способен, вместо того, чтобы скучать, занять себя чем-либо позитивно интересным. В-третьих, и борьба и конкуренция, конечно же, сохранятся, просто они будут максимально честными и открытыми и не будут доходить до крайностей. Ошибки, разочарования, сильные эмоции и т. п. также никуда не исчезнут, просто они ни в коем случае не станут приводить ни к чему разрушительному ни в жизни самого индивида, ни в том или ином его окружении. Общество будущего – это общество сильных характеров – в соответствии с метко кем-то сказанным, что сильный характер – это сильные чувства плюс сильная власть над ними. Так что у любого адекватного и позитивно мыслящего нашего современника беспокойства насчёт упомянутой выше скуки совершенно не возникает.


79

Поскольку современный социум далёк от состояния эволюционной адекватности, логично предположить, что я – не большой любитель контактов с людьми, и это действительно так. Из всех моих знакомых едва ли найдётся более пяти человек (а двоих из них уже нет в живых), в обществе которых я, как правило, чувствовал бы себя спокойно, комфортно и без того или иного внутреннего напряжения. Однако прекрасно себя ощущаю даже без не тяготящего меня их общества и ни к какому общению вообще не стремлюсь. Когда сам способен замечать любую неадекватность в межличностном общении, то если ты, при этом, не толстокож, как бегемот, любой твой «выход в свет» превращается в серьёзное испытание для нервной системы. Чтобы этого не происходило, стоит пытаться, по возможности, жить уединённо, в противном случае, постоянные стрессоподобные ситуации постепенно расшатывают организм и «сажают» его иммунитет, что в итоге приводит к тем или иным заболеваниям. Это, однако, – из серии «русский мужик задним умом силён», хотя, в большей или меньшей степени, относится, разумеется, к лицам любой национальности. А я ещё при такой своей нелюбви к лишним контактам, умудрился создать и 20 лет возглавлять общественное объединение цветоводов, что спокойствию моих нервов и здоровью иммунитета, естественно, никак не способствовало. Тем не менее, об этой конкретике своего прошлого я ничуть не жалею, а просто констатирую её здесь как факт.


80

Понятно, что адекватный организм в современном мире истощается не только от общественной работы, а вообще – от любых долговременных контактов с неадекватом. Так, например, я совершенно измучился от вынужденного общения со своей матерью (она умерла только год назад, когда моя онкология была уже в полном разгаре) – и это при всей её т. н. материнской любви. Кроме того, я уже более 20 лет живу с женщиной, на которую также, ввиду её оставляющей желать лучшего толковости, израсходовал уйму нервов. Это – уже четвёртая моя жена, не считая нескольких от полугода до трёх с половиной лет сожительств, и рано или поздно убеждаешься в правильности народной мудрости насчёт шила и мыла. Т. е., надо или ни с кем из женщин себя серьёзно не связывать и тогда либо все бытовые вопросы решать самому, либо, если финансы позволяют, нанимать тех или иных помощников и/или помощниц, или терпеть то, что есть. Поскольку к зарабатыванию существенных средств я никогда не стремился, а в бытовом плане оказался мало к чему приспособлен, да и жизненное время натуре исследователя всегда жалко тратить на быт, пришлось терпеть (и, естественно, постоянно нервничать), что кумулятивно также сработало на онкологический результат. Сейчас, когда уже болен, также нереально оставаться одному, т. е. имею, в сущности, нерешаемую проблему.


81

Конечно, решение у этой проблемы есть – не замечать неадеквата, т. е., естественно, – замечать, но, при этом, никак на него не реагировать. Это, однако, удаётся делать только в том случае, если, фактически, считать своего спутника ничем, пустым местом, и очень многие мужчины вынуждены с этим мириться и так и живут. Мне всегда претила подобная позиция, и пока я был здоров, я о ней и не помышлял, пытаясь разруливать коллизии за счёт траты своих и чужих нервов. Это уже когда я заболел, я, наконец, понял, что если «товарищ не понимает», то и не в состоянии будет понять, «хоть тресни». Конечно, когда, практически, ежедневно приходится напоминать о чём-то элементарном, весьма затруднительно бывает это делать без повышения голоса, тем более, – если твоей природе свойственно заботиться об эффективности собственного бытия, однако теперь, когда мне приходится думать не об эффективности, а о выживании, и когда я вынужден никуда не спешить и жить одним днём, мне стало несколько легче справляться со своими эмоциями, хотя, понятно, переделывать себя всегда архитрудно. В соответствии с изложенными мной в данном тексте «правилами» действий серьёзно заболевшего, учусь спокойно реагировать на «дважды два – пять» и т. п. проявления, но вынужден признаться, что сия «учёба» мне даётся туго. Тем не менее, определённый прогресс в данном направлении за прошедший год всё же имеется, и я надеюсь ещё успеть его существенно развить. А что касается фактора «пустого места», то что же с этим можно поделать? Не в петлю же из-за этого лезть. Жена мне во всём помогает, и на том спасибо, а без её помощи я бы уже давно погиб.


82

Что касается эволюционной адекватности, то, в среднем, женские мозги по этому параметру отстают от мужских. Разумеется, можно найти немало женщин, более разумных и адекватных, чем многие мужчины, но для любой из них всегда найдётся мужчина (и – не один), который по данному показателю стоит выше – так устроила природа, и это положение будет сохраняться всегда, хотя имеющаяся сейчас на этот счёт разница в будущем и заметно сократится. Женщина вполне может быть умной, скажем, – серьёзно заниматься наукой или управлять бизнесом, или возглавлять правительство или государство и т. п., но это никак не связано со степенью её разумности и адекватности – последние качества всегда касаются исключительно понимания оптимальности и эффективности межличностных отношений и – их эволюционной ориентированности. В этой связи, какую ситуацию в совместном бытии мужчины и женщины можно было бы счесть идеальной в обществе будущего? Мужчина всегда – лидер, женщина – помощник. У них всегда – полное взаимопонимание и конструктивное сотрудничество в совместном продвижении по жизни. Если на каком-то этапе их такого сотрудничества кто-то кому-то разонравился или наскучил и т. п., люди просто культурно расходятся и ищут себе новые варианты своего существования. Данная ситуация будет иметь место также и в том случае, если группа мужчин и женщин, независимо от их конкретной численности, живёт «коммуной».


83

Земной шарик, эта малая, но столь значимая для всех нас капля мироздания, продолжает пока своё хрупкое бытие во Вселенной. И также продолжают своё «круговерчение» на этом шарике обитатели его «большого муравейника» – сумасшедшие люди. В подавляющем большинстве своём они не отдают себе чёткого отчёта в своих действиях, живут, как во сне, блуждают в тумане, бестолково суетятся и так и уходят непонятыми, недосказанными и нереализованными. При всём при этом они, тем не менее, – единственные представители живого на планете, которые пытаются создавать «порядок из хаоса», и, худо-бедно, но им это всё же удаётся. И, что отрадно, ценно и несомненно, степень этого порядка со временем будет только возрастать, поскольку по мере улучшения людьми своей собственной природы непременно будет возрастать и степень взаимопонимания между ними. Генетически усовершенствованные люди перестанут блуждать в потёмках, порождаемых их сознаниями, перестанут действовать бездумно и безотчётно и всего лишь хаотично и бестолково перемещаться на извечно тупиковой «дороге никуда». Эффективность общесоциумного бытия вырастет, по сравнению с сегодняшней, на порядок, навсегда оставив в прошлом все людские пороки и прегрешения. И нарисованная здесь картина – в основных своих положениях – отнюдь не утопия, ибо, в отличие от всех подобных прогнозов, данных в догенетическую эпоху, она базируется не на голой умозрительности, а на реально имеющихся у человечества и вполне осуществимых возможностях.


84

Все социальные утопии прошлого в части межличностных взаимоотношений, равно как и любые и религиозные и светские моральные нормы, могли оперировать исключительно лишь благими пожеланиями. В наше же время, в эпоху развития и распространения генетики и её многообещающих открытий, продолжать уповать в улучшении природы человека на воспитание и образование (хоть – только, хоть – в первую очередь) и неразумно и смешно. При всей важности данных процессов в становлении новых внутрисоциумных отношений, совершенно очевидно, что никак не они будут играть в нём первую скрипку. Весь ход истории говорит нам о том, что от призывов «не убий, не укради», практически, никому в мире «ни жарко, ни холодно». Без сознательного изменения собственной природы, «ждать у моря погоды» людям придётся ещё не одну тысячу лет – при условии, конечно, если социум от накопившихся в нём внутренних противоречий не рухнет гораздо раньше. Изменение самого себя с помощью генетических методов становится, таким образом, важнейшей жизненной необходимостью человечества и залогом самого его дальнейшего существования.


85

Многие в мире сейчас готовятся к новогодней встрече, перезваниваются с поздравлениями, шлют электронные открытки и видеосувениры и т. д. и т. п. По большей части это – всего лишь формальность и лицемерие, а радость и искренность здесь, увы, встретишь достаточно редко. Но также многим землянам и вовсе не до этого – стреляют, взрывают, бомбят, терроризируют, насилуют… короче, – всячески препятствуют развитию общества и тянут его в самые дремучие времена. С развитием генетики у подобных дебилов, конечно, нет будущего, но пока, во избежание реализации худшего сценария, социум просто вынужден тратить на них свои значительные силы и ресурсы. В этих условиях о приходе эпохи оптимального социума можно только мечтать, что я здесь более или менее наглядно почти всё время и делаю, но, как давно и совершенно точно было замечено Александром Грином, именно мечта прокладывает путь. Людям, не умеющим мечтать о светлом и позитивном, просто не найдётся места в общемировом оптимальном будущем.


86

Современного человека принято именовать homo sapiens (или homo sapiens sapiens, что, собственно, не далеко одно от другого), т. е., – человек разумный. Это, однако, ни в коей мере не означает, что он, действительно, разумен, а просто подразумевает, что он, в принципе, способен быть таковым, или, другими словами, – что он разумен потенциально. В результате генетического усовершенствования собственной природы человек превратится в будущем в истинно разумного или – в человека адекватного (homo adaequatus). Прежде всего, речь идёт, конечно, о его эволюционной адекватности, о полном соответствии любых его проявлений направлению земного эволюционного вектора. Адекватность в каких бы то ни было межличностных отношениях есть, при этом, всего лишь конкретика проявления вышеназванной эволюционной. Надеюсь, что первые признаки её триумфального шествия по планете человечество увидит уже в текущем веке.


87

Увы, опять приходится прерывать изложение данных своих измышлений – из-за нездоровья писать становится тяжеловато. Похоже, на книгу меня не хватило, ну да не беда – как говорится, «важно и стремление в деле великом». Всем понимающим желаю как можно более длительного продолжения их эволюционно адекватного бытия, а также, естественно, – неиссякаемого евгенического оптимизма. За сим остаюсь…

(11. 02. 2014 — 01. 01. 2016)

...