...
 

Твори себя и мир адекватно природе вещей!

Локтев "ИРИСЫ" * Меню

РИФМОВАННЫЕ

Я не всегда фиксировал для своих стихов даты их появления (поэтому вообще не указываю их здесь), но, в основном, стихи расположены от более ранних внизу до более новых вверху (куда вновь созданные и добавляются).

***

Я ничего не видел в этом сне,
А просто взял и сумрачно проснулся,
И вдруг в себе чему-то ужаснулся,
И захотелось вырваться вовне.

А ночь прошла – дождями из комет.
Что не увидел я? какие дали?
"Победный шаг" космических "сандалий"
Мне не донёс из вечного ответ.

***

Исчезла вмиг бацилла эйфории,
И снова будни, снова серый быт.
И только мир, в котором я сокрыт,
О всём хорошем сердцу говорит,
А остальное – прихоть мимикрии.

***

Ещё, я знаю, лучший день не прожит,
И лето жизни ждёт там впереди.
Душа опять за счастием летит,
Её ничто остановить не может.

Я знаю, жаждут песни исполненья,
И снова мир томится по весне.
Любовь разлита всюду и везде,
Как смысл и символ вечного цветенья.

Я знаю, всё же старость не коснётся,
Когда на сердце музыка звучит,
Когда оно так трепетно стучит
И в унисон гармонии смеётся.

***

Мне не догнать уже свои мечты.
"Европа плюс", ликёр, случайная подруга.
И пустота вокруг, провинция, Калуга,
А шоры с глаз по-прежнему сняты.

Мне не избыть, увы, свою печаль.
Желанья – аббревиатуры.
Не доиграть нам детства партитуры,
Оранжевая и ещё Трансвааль.

Прости, тоска, что снова я тобой
Незнамо что в сознаньи прикрываю.
Заказан путь к придуманному раю
Тому, кто жизни слушает прибой.

***

НОВЫЙ ГОД
Ещё одна пустая говорильня
К утру свои оставила права.
Все разошлись, и стали трын-трава
И аур бред и прочая кадильня.

Пытались гости что-то показать
И поминали душу бездуховно,
Запрограммированы словно
На суету. И лишь улёгся спать

Мальчонка малый под стоваттный шум
И в никуда галоп средневековый,
И невостребованным Казановой
Ютился где-то сиротливо ум.

Крестины, боги, черти, звездочёты,
Как карусель, свершающая круг,
На нервы действовали вдруг,
И мы опять травили анекдоты.

Что ж, ночь как ночь, могло быть и скучней.
Смешно, мой друг, но вспоминаться будет.
И, словно страж заблудших этих судеб,
Дежурным стану в царствии теней.

Я остаюсь смеяться и грустить,
И созерцать чреду марионеток,
Срывать плоды с отяжелевших веток,
И жизнь искать и вновь не находить.

Я остаюсь. Пустая канитель
В небытие ушла неуловимо.
Не спрятать суть под толстым слоем грима.
Я вновь один. Как чудно. Снег. Метель.

***

Я на бессмертье заключил пари,
Что жизнь абсурдна и бесценна,
Против того, что мир есть сцена
Всевышнего, и мы – внутри.

Я победил, но приза не снискал.
И умирать мне здесь не внове,
И лишь воскреснет в чьём-то слове,
О чём так сильно я мечтал.

...